© Avrora Clinic, 2021 г. Все права защищены
ИНТЕРВЬЮ журналу
дорогое удовольствие
ЖИЗНЬ - ЭТО ПУТЕШЕСТВИЕ
Интервью: Лена Бальбурова
Фотограф: Ольга Попова
Психолог и писательница, антикризисный директор и тонкий ценитель искусства, пилот вертолета и ас экстремального вождения по бездорожью. Руководитель Avroraclinic Лиана Давидян обладает той редкой красотой, которая переливается множеством неожиданных граней. Вышедшая этой весной ее первая книга «Путешествие по вложенным мирам» – это система нравственных координат, по которым Лиана выстраивает свое путешествие под названием Жизнь.
Мне важно было выстроить книгу так, чтобы читатель мог совершить по ней свое путешествие от начала до конца или открыть произвольно в любом месте, но при этом почерпнуть для себя что-то важное.
Лиана, мы поздравляем вас с большим событием – выходом вашей книги «Путешествие по вложенным мирам». Как вы себя ощущаете в статусе писательницы? И каково это – держать в руках свою книгу?

Знаете, это действительно необычное ощущение. Я иногда ловлю себя на мысли - неужели это написала я? Но, конечно, выход книги очень меня вдохновляет, потому что мне удалось реализовать ту идею, которую я закладывала в нее изначально.
«Путешествие по вложенным мирам» – это сборник эссе, написанных в разные годы. Мне важно было выстроить книгу так, чтобы читатель мог совершить по ней свое путешествие от начала до конца или открыть произвольно в любом месте, но при этом почерпнуть для себя что-то важное. И судя по отзывам читателей, это получилось. Самое удивительное, что эта задумка работает даже на мне самой! На днях я открыла книгу на эссе «Человек сильный» и с первых строк почувствовала, будто кто-то объясняет мне мои же мысли, насколько это непросто - быть сильным человеком, и какова бывает цена.

Сколько времени заняла работа над книгой?
Около полугода интенсивной работы. Мой редактор, очень талантливый молодой человек, сразу уловил суть идеи, помог мне собрать первую, черновую компоновку и в дальнейшем был моим первым читателем. Задача стояла непростая – из вороха эссе, их было около 60, я хотела выстроить историю с определенным ритмом повествования. Где-то приходилось усиливать начало или финал, где-то объединять разные эссе в одно. Мне хотелось создать ту целостность, при которой каждая глава станет клеткой единого организма, а книга по своей структуре будет воплощать ту самую идею «вложенных миров», постоянной проекции от общего к частному и наоборот.

Лиана, как вы пришли к писательству? Как почувствовали в себе этот талант и стремление писать?
По сути, я начала писать, как только научилась читать. А сочинять истории начала еще раньше. Для меня это было так естественно!
В детстве я писала детективы и давала их читать своей бабушке – адвокату по уголовным делам. Помню, ей нравилось, но тексты эти, к сожалению, не сохранились.
В подростковом возрасте, когда у девочек были такие альбомы с песнями и картинками, я писала в них свои рассказы, конечно, романтического характера. Потом оказывалось, что эти рассказы девочки друг у друга переписывали и авторство терялось.

Кстати, по поводу авторства у меня есть веселая история из студенческих лет. Был период, когда я, увлеченная бардовским течением, сочиняла песни и исполняла их под гитару. И однажды на 4 курсе я услышала, как парень под гитару поет песню, а слова и музыка - мои! Но он этого даже не знал, думал, что «народные». В общем, было забавно и немножечко грустно… Хотя, знаете, я странным образом в этом плане совершенно не тщеславна, потому что сочинительство – это настолько естественно для меня. Я делаю это не для того, чтобы получить какой-то отзыв, а просто потому, что не могу этого не делать…

В одной из глав вы рассказываете, как ваша мама дала вам лучший совет по финансам: «Деньги – такая вещь. Сегодня они есть, завтра – нет, а послезавтра опять будут». В вашей жизни эта формула работает?

Да, она действительно работает. У меня в жизни бывали периоды, когда я не считала денег, а были и такие, когда едва хватало на то, чтобы заправить машину. Условно говоря, это качели, и важно относиться к этому философски. Конечно, когда средств не хватает для поддержания базовых потребностей, это очень тяжело. Но все-таки человек дышит и созидает не только для этого. У маминой фразы есть продолжение: «Деньги приходят и уходят, а вот то, что мы с тобой можем наговориться сегодня вдоволь – это самое важное». Сколько денег у меня было тогда, я не помню. А вот наш разговор с мамой помню. Мы не помним, сколько стоила поездка, но навсегда запоминаем саму поездку. С этой точки зрения я и смотрю на деньги - они обеспечивают наши впечатления от жизни.
У меня в жизни бывали периоды, когда я не считала денег, а были и такие, когда едва хватало на то, чтобы заправить машину. Условно говоря, это качели, и важно относиться к этому философски.
Путешествия – важная часть вашей жизни. Им посвящена одна из глав вашей книги. А совсем недавно вы побывали в необычной поездке, причем – за рулем внедорожника. Где проходил ваш маршрут?

Поездка не была для меня необычной – я уже не в первый раз принимаю участие в подобных автомобильных экспедициях. Я очень люблю движение, люблю Land Rover, не сочтите за рекламу, и очень люблю путешествовать. Все это сочетается в такого рода экспедициях по местам, куда я самостоятельно вряд ли могла бы добраться.
А вот маршрут действительно был необычным - Иркутск, Монголия, Бурятия. Мы частично объезжали Байкал, проезжали озеро Хубсугул в Монголии. Замечательное, медитативное место. Девственные леса, нетронутая природа. Жизнь, замершая 150 лет назад. Кроме горячей воды на турбазе и проезжающих мимо мотоциклов, все словно из 19 века. Деревянные дома, юрты, национальная одежда – все это не шоу для туристов, люди действительно так живут.
Монголия в этом плане - мир, совершенно отличный от того, к которому я привыкла. И при этом - мир, который я тоже люблю. Традиционные ценности, важность семьи, связь поколений, бережное отношение к природе, партнерские отношения с животным миром. Я не могу сказать, что то, как они живут – только так правильно. Нет. Но прислушиваться и присматриваться к тому, как традиционно живут люди в разных странах, нужно обязательно.
Мне очень забавно было наблюдать их смешанную религию - шаманизм с буддизмом. Там мы реально ходили вокруг этих штук, связанных ленточками, и просили хорошей дороги. И как бы это ни было смешно для цивилизованного человека, если они верят в своих духов степей, воды, воздуха, кто мы такие, чтобы ставить это под сомнение? Земля существует миллионы лет, а мы - совсем недавно.
В Монголии у меня несколько раз случались такие моменты, полумстические, полусмешные, когда тебе удается «словить дзен». Когда ты вдруг поднимаешь, что есть только ты и этот воздух вокруг тебя, и в нем происходит нечто необъяснимое. Вот это ощущение очень важно.
Когда выходишь за рамки своей обычной жизни и видишь мир шире, это не катарсис, но катализатор - возможность решить для себя, что действительно важно, а что – временно.
Искусство – это высшая степень развития человека. Банальная фраза, но искусство объединяет и не знает границ. Только через различные формы искусства человечество может сохраниться
по-настоящему.

Какое из впечатлений этого маршрута запомнится вам на всю жизнь?

В один из вечеров мы ехали вдоль берега Хубсугула, розово-багряно-серебристый закат, озеро еще подо льдом, а на берегу стоит мальчик лет 10 и смотрит вдаль. Не в телефон. Мы долго ехали, и все это время он просто смотрел на закат. Это было завораживающе! Олицетворение единения человека и природы. Отчасти это напомнило мне обложку моей книги, где девочка смотрит вдаль через реку.
Человек и большой мир – это, знаете, глубинная, архетипическая картина, которую в городах мы практически не наблюдаем. Поэтому такие поездки мне очень важны. В них происходит своего рода перезагрузка. Кто-то делает детоксы в санаториях, а я выбираю такие поездки.

Глядя на вас, трудно предположить, что столь женственная и привыкшая к благам цивилизации леди готова к непроходимым дорогам, долгим часам за рулем и вообще к суровым испытаниям.

Если честно, это довольно тяжело физически - ранние подъемы, сон не больше 5 часов, весь день ты либо за рулем, либо за рулем твой компаньон, а ты трясешься на сидении рядом. Но все это компенсируется вселенной, в которую ты попадаешь. По-другому я назвать это не могу.
К заключительному ужину поездки нам удалось смонтировать видео, и глядя на экран, один из участников экспедиции сказал: «Неужели это мы, и мы действительно там были!» Те места, где мы побывали, стоят того, чтобы снять каблуки и не переживать по поводу длины ногтей.
Я городской человек, ценю комфорт. Но я еще и реалист. Поэтому я принимаю новые условия и адаптируюсь к ним. Это касается не только путешествий. Это касается жизни в целом.
Самый сложный вызов в моей жизни – это ответственность за других. Этот вызов никогда не исчезает, варьируется только его интенсивность.

Лиана, вы в свое время научились пилотировать вертолет, владеете навыком экстремального вождения автомобиля, и в качестве руководителя прошли не один кризис. А что в жизни является самым большим вызовом для вас?

Вы знаете, самый сложный вызов в моей жизни – это ответственность за других. Этот вызов никогда не исчезает, варьируется только его интенсивность. В любой момент времени может возникнуть ситуация, когда ответственность повиснет в воздухе и кто-то должен будет ее подхватить. И с большой долей вероятности это сделаю я. Если кто-то сделает это раньше меня, я буду безумно рада, но если нет, то возьму на себя. И этот вызов постоянный. Вечное испытание. Хватит ли твоей прочности, умения, профессионализма, чтобы ответить на этот вызов.

В одном из эссе вы пишете, что всегда были перфекционисткой. Как по-вашему, это свойство характера, результат воспитания или осознанный выбор человека? И помогает ли это в жизни?

Думаю, я с этим родилась, и это мне не мешает. Хотя говорят, что «синдром отличницы» в определенных ситуациях может быть помехой. Но это если ты его не принимаешь. А если принимаешь – вот я перфекционист – то это приводит к результату. Сколько у меня было обсуждений обложки книги? Пока остается то, обо что спотыкается мой глаз, мне не даст покоя мое чувство золотого сечения, пропорций. И это проявляется не только в восприятии визуальных вещей. У меня математический склад ума, хотя по роду деятельности я гуманитарий, и правильные пропорции и гармония, к которым я стремлюсь во всем, провоцируют во мне перфекциониста. Но я с этим живу, я это приняла много лет назад, много над этим шутила и считаю, что это качество мне помогает, в том числе, в бизнесе.
Перфекционизм - это высокие требования?
Ну что значит – высокие? Это правильные требования! Потому что так и должно быть.

Мне очень нравится ваш афоризм: «Сложнее всего выполнять обещания, которые даешь самому себе». Почему это так?
Есть такая вещь - внешний локус контроля. Чтобы сделать что-то самому, ты даешь обещание кому-то, и тогда это регулируется социальными ожиданиями. А когда ты договариваешься сам с собой, внешнего контроля нет. Перед кем ты будешь стыдиться, что не выполнил обещание? Именно поэтому кто-то бесконечно бросает курить, а кто-то регулярно садится на диету.
У меня одним из обещаний, данных себе еще лет в 25, было когда-нибудь написать книгу. Я знала, что хочу это сделать, что должна попробовать, но все время откладывала. Сложно давать обещания самому себе, потому что ты сам и судья, и исполнитель, и контролер, и эксперт. Признаюсь, я тоже не всегда выполняю данные себе обещания, но моя книга вышла в свет. Значит, у меня все же скорее получается, чем нет.

Лиана, вы большая поклонница и ценитель искусства, по вашим сториз в соцсетях можно получить представление о театральной и концертной жизни Москвы, и не только. Вы могли улететь на Нетребко в Вену или на Стинга в Марбелью. Пандемия и последние международные события существенно изменили ситуацию. Как вы ее оцениваете?
Сейчас ситуация с искусством шокирующая. То, что происходит, начиная с пандемии… Многие вещи лучше не комментировать, чтобы остаться в рамках интеллигентного разговора. Но я считаю, что все, что происходит начиная с 2020 года, это временный отход от того, что на самом деле должно быть. Искусство – это высшая степень развития человека. Банальная фраза, но искусство объединяет и не знает границ. Только через различные формы искусства человечество может сохраниться по-настоящему. Римская империя сохранилась не завоеваниями, а культурными объектами. Поэтому я очень рада, что искусство продолжает преодолевать все границы, которые строят политики. Даже если сейчас голос искусства приглушен и политизирован, я надеюсь, что это не надолго. Потому что когда ты слушаешь Чайковского или Моцарта, ты понимаешь, что все, что происходит сегодня, это только сегодня. А Моцарт и Чайковский – это навсегда.

ПОДРОБНЕЕ
Записаться на приём
Статьи ЛИАНЫ ДАВИДЯН
Воспользуйтесь нашими
специальными предложениями